Из интервью газете «Оренбургская Сударыня»

06 февраля

Трудности боятся сильных, или
Кто такая Елена Николаева? 

Елену Николаеву оренбуржцы впервые увидели всего несколько месяцев назад. Почему именно она включена в предвыборный список «Единой России» от нашего региона? Почему не местная? Зачем красивой женщине нужна политика? Эти и другие вопросы от читателей в последнее время поступают в редакцию все чаще и чаще. Отвечает на них сама Елена Леонидовна в специальном интервью нашей газете. 

- Елена Леонидовна, о  Ваших успехах в бизнесе и общественной деятельности жителям нашей области уже многое известно.  Как Вам удалось достичь всего этого в своем достаточно молодом возрасте?  

— Как это ни странно, с неба мне ничего не упало. Перед глазами с детства был пример родителей. Я выросла в обычной трудовой семье. Мой отец инженер, мама — воспитатель детского сада. Я всегда видела, сколько они работали. Мама всю жизнь — в две смены. Надо же было выбираться сначала из общаги, потом из барака, где кроме нас жили еще 17 семей. Надо было поднимать нас с сестрой, обеспечивать всем необходимым. Когда мы были еще несовершеннолетними, отец ушел из семьи, и мама «тянула» нас одна. Поэтому я очень рано поняла, что необходимо помогать маме. Подрабатывать начала еще студенткой.

- Вы часто говорите, что первое свое предприятие открыли еще в студенческие годы…

— Да, мой первый бизнес был создан, как говорится, «на спор». Однажды мы с однокурсниками в очередной раз рассуждали о своем будущем. И я убеждала ребят, что прикладная математика, которой мы себя решили посвятить, в хаосе начала 90-х годов никому не нужна. Значит, выхода два. Либо уехать из страны, где молодые ученые пока не востребованы, либо организовать свое дело. Скептиков я попыталась тогда убедить фразой, что нам выпускникам  Московского физико-технического института, под силу хоть ракеты в космос запускать, хоть булки печь. Главное – системный подход. Тогда и произнес кто-то: «Уж что-что, а булки ты, Николаева, не будешь печь никогда!». Я совершенно спокойно сказала, что буду.  И через месяц открыла собственную пекарню. Для этого арендовала небольшое помещение и печку, наняла двух человек. Так вот втроем мы и начали создавать предприятие. Сейчас это довольно крупный кондитерский комбинат. И одна из первых моих помощниц, кстати, до сих пор там работает. Когда мы встречаемся, всегда вспоминаем, как начинали.

- Что было самым трудным в Вашем становлении как предпринимателя?

— О, об этом можно мемуары писать! Были и рэкет, и разборки, и сфабрикованные  уголовные  дела… Я, например, сразу после выписки  из  роддома ходила показания следователю давать. Пока я рожала, на моем предприятии с имитацией взлома вскрыли сейф, в который кассир буквально перед этим положила деньги, предназначенные для выплаты аванса работникам. Работников тогда уже было 350 человек, потому сумма в сейфе была приличная. Все время  пребывания в роддоме я обзванивала знакомых и друзей с просьбой дать денег в долг. Людям-то все равно, что  произошло. Они  отработали и должны получить свои  деньги. А сотрудники правоохранительных  органов меня же и обвинили в том, что я сама организовала кражу,  чтобы…  не платить  налоги. Дело, конечно, потом закрыли, но воспоминания о том, как я с  распирающей от молока грудью вынуждена была объяснять, что не верблюд, пожалуй, самые  яркие из того сложного  периода.

- В детстве Вы мечтали быть руководителем предприятия или ученым?

— В детстве я мечтала быть пианисткой. Неплохо  играла, побеждала в различных конкурсах. После окончания музыкальной школы меня без экзаменов приняли  в консерваторию. Я успешно проучилась там два месяца, а потом сломала руку. Перелом был со смещением, поэтому игра на пианино была невозможна длительное время. Что ж, восприняла это как знак свыше: «Пианисткой стать не судьба!». Но и сейчас с удовольствием играю на инструменте, пишу песни, исполняю их.

- Многие Ваши песни пронизаны  глубокими религиозными чувствами. А в  жизни  Вы верующий человек?

— Не просто верующий, а глубоко верующий. У меня очень сильный духовный отец. Вера в Бога помогла мне  восстановиться после тяжелейшего потрясения. Мне было 32 года, когда врачи  диагностировали серьезное заболевание и предупредили, что  жить мне осталось совсем не долго. Тогда я посмотрела  в глаза своей четырехлетней дочери и поняла, что могу не увидеть, как она вырастет. Было очень тяжело, меня прооперировали, но состояние ухудшалось. Обычно я, как ванька-встанька, быстро поднималась после тяжелых ударов и, не моргнув глазом, шла «вверх и вперед, вверх и вперед». А тут… Произошла серьезная переоценка ценностей. Я поняла, что мои  силы, здоровье принадлежат не мне. Хорошие люди посоветовали сходить в храм, поговорить со священником. И я пошла. Исповедовалась. Причастилась. До этого я была «захожанкой». Придешь, поставишь свечу, попросишь помощи, когда тяжело. А получив просимое, забудешь, кому обязан. Глубинное  чувство веры привело меня к великим  старцам,  в святые источники, к  искренним молитвам… И  произошло настоящее чудо. Через несколько месяцев  врачи осмотрели меня и не обнаружили у меня заболевания. Именно тогда я почувствовала свою человеческую силу. Поняла, что до этого совершала некую жизнедеятельность, но не жила. Было множество дел, целей, усилий, а Жизни с большой буквы не было.

- С этого началась  Ваша общественная деятельность?

— Не совсем так. Отстаивать свои  права, объединять вокруг себя неравнодушных людей, заинтересованных предпринимателей приходилось и раньше. Но только после духовного просветления и общественная деятельность наполнилась неким новым смыслом. Я совершенно четко осознаю,  что жизнь сохранена  мне  для  чего-то.  И стараюсь добросовестно исполнить свое предназначение.

-  Вы довольно эффективно работали в Общественной палате России.  Зачем идете в Госдуму?

— В Общественной  палате я занималась социальными вопросами. Для меня это была и есть важная и необходимая работа. Наша  комиссия разработала более 40 законопроектов, направленных на  улучшение положения каждой конкретной российской семьи. Но вся эта работа носит лишь рекомендательный характер. А в Государственной думе есть возможность всем нашим инициативам придать статус законов, по которым будет жить и  развиваться страна. Кроме того, я же не сама включила себя в число кандидатов в депутаты. Если мои коллеги по общественной организации «Деловая Россия» решили, что я могу быть полезной для государства таким образом,  значит, нужно оправдать доверие. Я беспартийная,  выступаю кандидатом от Общероссийского народного фронта.  Эта структура и поручила мне работать в Оренбургской области. Сначала я даже испугалась: незнакомый  регион, неизвестные люди. Но теперь уже освоилась. Познакомилась с удивительными женщинами, талантливыми, умными, рукодельницами. Здесь удивительные  люди, гостеприимные, поддержать их  чуть-чуть нужно, и они горы свернут. Я очень надеюсь на то, что жители Оренбургской области доверят представлять их интересы в главном законодательном органе  государства губернатору Юрию Бергу, мне, мэру  Оренбурга Юрию Мищерякову, другим достойным людям, выступающим на этих выборах от партии «Единая Россия».

- Жизнь между Оренбуржьем и Москвой, наверное, совсем не оставляет времени на семью?

— Да, сейчас у меня очень сложный и напряженный период. С мужем теперь чаще по телефону разговариваем, чем видимся. Но мы любим друг друга,  живем в браке уже 20 лет. Мы венчанные, потому расстояния и разлуки нам не страшны. Дочке Анастасии уже 14 лет. Она смеется и говорит, что теперь я ее воспитываю по телевизору, потому что на экране она меня видит чаще, чем дома. Дочка у меня умница. Мы с ней хорошо понимаем друг друга, советуемся, проговариваем все проблемные ситуации. Воспитание ведь оно не количеством проведенного вместе времени измеряется, а качеством.

Родители тоже поддерживают, это же  они меня такой родили и воспитали. Нам всем сейчас очень непросто, папе сделали операцию на сердце, он несколько дней назад вышел из комы. Мама тоже в больнице. Я постоянно с ними на связи. И духом никто не падает.

- Откуда берутся силы?

— Во-первых, если делаешь правильные дела, Господь не бросает. Как говорят,  делай, что должно, и будь, что будет. Во-вторых, один день в неделю – это наш семейный день. В  выходной день я не пускаю в свою жизнь никого постороннего.  А в-третьих, у меня перед глазами всегда пример моей бабушки. Она была известна всей Одессе тем, что в ответ на вопрос «Как ваше здоровье?» всегда говорила: «Не дождетесь!».

 

Записала Светлана Стукалова, газета «Оренбургская сударыня».